To the news

Замглавы Минздрава РФ: ИИ — исключительно помощник врача

21.03.2023

Российская система здравоохранения с каждым годом становится все более автоматизированной. Так, количество электронных медицинских документов с 2019 года увеличилось в 40 раз. О дальнейших планах по переводу системы в "цифру", влиянии антироссийских санкций и развитии технологии искусственного интеллекта в отечественной медицине в интервью ТАСС рассказал заместитель министра здравоохранения России Павел Пугачев.

— Как санкции в отношении России влияют на цифровизацию отечественного здравоохранения?

— С точки зрения цифровизации здравоохранения — нам повезло, что наша отрасль изначально развивалась за счет отечественных IT-решений. В 2022 году председатель правительства РФ Михаил Мишустин поручил создать отраслевые центры компетенций по импортозамещению. Мы провели анализ программных продуктов, которые внедрены в российском здравоохранении, и убедились в том, что иностранное программное обеспечение используется минимально. В основном все информационные системы — российского производства. 

При этом у нас много "тяжелого" медицинского оборудования зарубежного производства — компьютерные томографы, аппараты УЗИ и т.д. Чтобы избежать рисков воздействия на него, мы выпустили рекомендации по взаимодействию информационных систем с медицинскими изделиями по защищенным каналам связи.

Продукция, в отношении которой мы поначалу почувствовали последствия санкций, — это серверное оборудование и системы хранения данных. С 2019 года количество медицинских документов в электронном виде увеличилось в 40 раз. При этом документы нужно хранить и обрабатывать надежно, с резервированием. В последние годы серьезную активность в этой нише развернули производители из дружественных стран, поэтому вопросы закупки и эксплуатации оборудования успешно решаются. Инфраструктура, которую создает государство, обеспечивает обработку и надежную защиту всех цифровых медицинских данных.

— Я правильно понимаю, что новые регионы РФ еще не подключены к российским информационным системам в сфере здравоохранения?

— Министерство здравоохранения планирует создавать и внедрять информационные системы в соответствующих субъектах, чтобы упростить и ускорить их интеграцию в российский цифровой контур здравоохранения. Однако прежде, чем переходить к информационным системам, нам в первую очередь нужно решить инфраструктурные задачи — обеспечить надежные каналы связи (интернет), защищенную передачу данных, потому что мы говорим о персональной медицинской информации.

Первый шаг — обеспечить всех медицинских работников автоматизированными рабочими местами, подключенными к соответствующим сетям. Поэтому в этом году мы будем заниматься инфраструктурой, следующим этапом централизованно внедрим платформенные решения для медицинских работников. Мы планируем начать с первичного звена, потому что основной поток населения сталкивается именно с поликлиниками. Такие сервисы, как запись к врачу, должны быть доступны в новых регионах так же, как и в других субъектах РФ.

— То есть Луганскую и Донецкую народные республики, а также Запорожскую и Херсонскую области планируется подключить к отечественным системам здравоохранения в 2024 году?

— Совершенно верно.

— Насколько оправдала себя возможность онлайн-записи в поликлиники? Она доступна во всех крупных городах страны?

— Запись к врачу — самый популярный и востребованный сервис на портале госуслуг. Она доступна для каждого жителя нашей страны. Но возможность записаться к нужному специалисту в удобное время есть не всегда и не везде. Почему так происходит? Казалось бы, простой сервис, однако именно он позволяет оценить, как работают система здравоохранения и маршрутизация пациентов на уровне субъектов. Организация оказания медицинской помощи относится к полномочиям регионов, при этом Минздрав и Минцифры отвечают за фронтальный сервис — он должен работать на "Госуслугах" без сбоев. Министр здравоохранения Михаил Мурашко вместе с экспертами и субъектами еженедельно проводит анализ, как повысить эффективность оказания этих услуг, что именно влияет на их доступность в конкретном регионе.

С одной стороны, есть технические вопросы, связанные с работоспособностью региональных информационных систем, передачей данных, идентификацией граждан. Это сложные, но решаемые вопросы, которые мы отрабатываем с регионами. Однако гораздо тяжелее решать организационные вопросы — как ведутся  расписания приемов врачей, распределяются потоки пациентов, когда к одному и тому же врачу идут пациенты по записи, а другие обращаются за неотложной помощью, какие случаи посещения медицинских организаций можно исключить в принципе, выдавая медицинские документы дистанционно.

— Удается ли их решить?

— Совместно с нашим отраслевым институтом, который отвечает за организацию здравоохранения, мы разработали методические рекомендации, чтобы субъекты систематизировали эту работу. Часть их перешла на централизованную модель ведения расписания врачей. Например, Сахалинская область решила контролировать ведение расписания каждой медицинской организации на уровне регионального минздрава, оценивать, где не хватает медицинского персонала, где стоит оптимизировать порядок направления пациентов к узким специалистам.

Самое главное, что цифровые сервисы позволяют нам централизованно мониторить ситуацию в субъектах. 

Одно из важных решений, которое мы заложили в рекомендациях регионам, —"конкурентная" запись (через регистратуру, кол-центры и интернет — прим. ТАСС). Ведь раньше как было? Для записи к врачу через "Госуслуги" или региональный портал оставляли достаточно маленькое количество талонов к врачу. Основное оставалось в серой зоне, когда пациент должен был прийти ногами в регистратуру или обратиться к своему лечащему врачу, чтобы тот его записал. 

Мы установили в рекомендациях, что доля "конкурентных" ячеек в расписании, то есть тех, на которые можно записаться по любому из каналов, должна составлять не менее 60%. В некоторых регионах перешли на модель, когда 100% ячеек в расписании являются "конкурентными". Это, безусловно, позволило повысить доступность этого сервиса. Однако процесс сложный, и его настройка на региональном уровне требует изменений в организации работы. Там, где выявлен дефицит медицинских работников, регионы прорабатывают решения этого важного вопроса.

Благодаря проделанной работе мы практически удвоили долю пациентов, которые записываются через "Госуслуги", по сравнению с прошлым годом, снизили количество технических ошибок. Это большая работа на уровне субъектов, которую координируют Минздрав и наши отраслевые институты, она необходима для повышения эффективности работы самой системы здравоохранения. Но самое главное, она должна повысить удовлетворенность граждан и сократить их временные затраты на посещение нужного специалиста. Мы рассчитываем, что цифровой профиль здоровья, который мы сейчас создаем, поможет нам в решении этих задач.

— Что такое цифровой профиль здоровья?

— В декабре 2022 года был запущен Единый федеральный регистр застрахованных лиц, на базе которого мы сейчас концептуально и технологически формируем данные, которые станут основой для цифрового профиля здоровья человека. Мы создали мастер-данные — проще говоря, собрали основные данные по застрахованным в системе обязательного медицинского страхования. Теперь наша задача — наполнить их сведениями о перенесенных и хронических заболеваниях, сформировать профиль риска.

Как это поможет улучшить сервис записи к врачу? Во-первых, решит проблемы идентификации пациентов. Например, информация о фамилии пациента, имени, отчестве, дате рождения, паспортных данных на уровне медицинской организации, территориального фонда обязательного медицинского страхования и в его личном кабинете на портале госуслуг не всегда совпадает. В случае ошибки в данных сервис записи будет для гражданина недоступен. Важно, чтобы источник данных о пациенте был один, чтобы он был валидированным и там всегда была актуальная информация о номере полиса обязательного медицинского страхования, СНИЛС, паспортных данных. Тогда, с каким бы документом человек ни обратился в медицинскую организацию, это позволит его правильно идентифицировать, проверить прикрепление к медицинской организации. 

Это первый этап, который уже, по сути, реализован на федеральном уровне, но используется еще не во всех регионах. Следующий шаг, который станет возможным после формирования цифрового профиля, — индивидуальные сервисы для пациентов: запись к узкому специалисту в рамках диспансерного наблюдения, сервисы напоминаний и сопровождения пациентов с хроническими заболеваниями.

— Как ведется разработка этого сервиса? 

— Мы подняли архивные данные по случаям обращения за медицинской помощью в рамках обязательного медицинского страхования в течение последних пяти лет от пяти регионов. На них мы отработаем модель данных по пациенту, индивидуальные клинические профили, чтобы можно было формировать профили риска и реализовывать сервисы сопровождения пациентов с хроническими заболеваниями. В 2023 году мы планируем поднять в федеральную систему обязательного медицинского страхования (ОМС) данные от всех регионов.

Сейчас пациент не может напрямую записаться к узким специалистам через тот же портал госуслуг, потому что у нас нет информации о том, что у него есть хронические заболевания, при которых такая возможность должна быть доступна. Наличие цифрового профиля позволит нам персонифицированно подобрать набор рекомендаций и маршрутов для пациента. Это сократит количество визитов и время, которое необходимо для того, чтобы попасть к своему доктору. 

— Таким образом, речь идет об огромном массиве персональных медицинских данных. Как планируется обеспечить их хранение?

— Во-первых, информационные системы в сфере здравоохранения по закону отнесены к объектам критической информационной инфраструктуры. Федеральные информационные системы имеют класс значимых объектов критической информационной инфраструктуры, защита которых организована с особой тщательностью. Поэтому и Минздрав, и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования обеспечивают защиту и сохранность персональных данных пациентов на самом высоком уровне. 

Во-вторых, в целях соблюдения врачебной тайны обеспечивается разграничение доступа к данным пациента. К персональной информации может иметь доступ только лечащий врач либо тот врач, которому такой доступ дал сам пациент. Поэтому мы совместно с Минцифры в настоящее время создаем сервис по управлению такими согласиями и разрешениями. Это очень чувствительный, важный сервис. Он нужен, чтобы вы, например, получив результаты своих анализов в лаборатории, могли в электронном виде передать их своему участковому терапевту. Либо настроить, чтобы по умолчанию все результаты ваших обследований из различных медицинских организаций попадали к нему с вашего согласия. Мы считаем, что такой сервис должен быть реализован для граждан на портале госуслуг.

— Минздраву поручено до 1 июля обеспечить формирование открытых баз обезличенных медицинских данных для тренировки искусственного интеллекта. О чем идет речь? Какие результаты должен дать этот проект?

— Цифровые медицинские данные — основа для создания решений на основе технологий искусственного интеллекта. Однако для создания программных продуктов, которые могут диагностировать заболевания с высокой точностью, нужны не сырые данные, а валидированные и размеченные датасеты (набор данных для анализа и машинного обучения — прим. ТАСС). Поэтому мы двигаемся по двум направлениям. Первое — формирование валидированных, проверенных датасетов, подготовленных для решения конкретных клинических задач. Например, распознавания рака молочной железы на КТ-снимках или выявления пациентов с хронической сердечной недостаточностью. Просто массив медицинских данных не позволит разработчикам решить эту задачу. Необходимо параметризировать запрос исходя из протоколов диагностики и лечения конкретного заболевания. Быть уверенными в достоверности полученных данных и провести их разметку с привлечением квалифицированных врачей. 

В результате формируется датасет, который может быть передан в обезличенном виде разработчикам IT-решений. За последние два года мы совместно с национальными медицинскими исследовательскими центрами сформировали такие датасеты для решения конкретных клинических задач. Они размещены на платформе искусственного интеллекта, созданной Минздравом. Ее задача — обеспечить взаимодействие медицинского сообщества и разработчиков искусственного интеллекта, чтобы создаваемые продукты помогали врачам.

Для упрощения доступа к медицинским данным в целях создания датасетов в рамках поручения президента России мы разрабатываем нормативный акт по предоставлению доступа к обезличенным данным, которые содержатся в Единой государственной информационной системе в сфере здравоохранения. Здесь важно определить зоны ответственности тех, кто предоставляет сами данные, и их получателей. Первые должны гарантировать полноту и достоверность, вторые — защиту и бережное использование. Нам важно определить приоритетное использование этих данных российскими разработчиками, потому что это важный инструмент поддержки, который поможет рынку создать готовые решения с искусственным интеллектом. За помощь в координации с разработчиками мы благодарны коллегам из АНО "Цифровая экономика".

— Возвращаясь к работе платформы для взаимодействия врача и разработчика. Как вы оцениваете перспективу сотрудничества двух этих сторон?

— Такое сотрудничество — залог успеха, потому что IT-специалист, не имеющий медицинского образования, никогда не придумает то, что действительно будет решать проблемы врача. Коллаборации, в которых с одной стороны есть квалифицированные медицинские специалисты, с другой — дата-аналитики и специалисты в области искусственного интеллекта, знающие возможности технологий, позволяют создавать продукты, которые на сегодняшний день уже активно применяются в здравоохранении.

— Какие проекты могут появиться благодаря такому сотрудничеству?

— Это проекты по анализу данных компьютерной томографии (КТ), эндоскопов, электрокардиографии (ЭКГ). Запустить такое сотрудничество помог эксперимент, который стартовал в Москве. Именно в рамках него была отработана модель взаимодействия IT-стартапов и системы здравоохранения. 

По оценке самих коллег, с начала этого эксперимента качество работы программных продуктов, которые были разработаны и использовались на старте, выросло кратно. Это повторяющийся процесс, позволяющий разработчикам по результатам использования врачами улучшать свои программные продукты как с точки зрения функциональности, так и с точки зрения качества результата диагностики и анализа данных.

Сейчас у нас уже 21 программный продукт с технологиями искусственного интеллекта не просто достиг цифровой зрелости, но и получил статус медицинского изделия. Поэтому с 2023 года Минздрав в рамках федерального проекта по созданию единого цифрового контура предоставляет субсидии регионам на внедрение таких решений в реальную клиническую практику.

— В Москве используется сервис "врачебных подсказок" — "умный" помощник врача. Его внедряют в других регионах России?

— Да, в Москве есть проект, который называется "Топ-3 диагноза" (цифровой сервис на базе ИИ, помогающий медикам ставить предварительный диагноз по данным медкарты и анамнезу пациента — прим. ТАСС), разработанный вместе со "Сбером". На основании жалоб пациента, которые он может сообщить дистанционно, сервис предлагает врачу наиболее вероятный диагноз. Со старта проекта этот сервис поставил уже более 9 млн диагнозов. Мы вместе с коллегами анализируем этот опыт и оцениваем возможность его тиражирования в медицинских организациях первичного звена в других регионах. Особенно ценным помощником он может стать для работников фельдшерско-акушерских пунктов.

— В других российских субъектах используют решения на основе ИИ? 

— У нас более 15 регионов уже активно внедряют технологии искусственного интеллекта. Это и решения по анализу медицинских данных, когда на основании электронной карты пациента определяется профиль риска, ставятся предварительные диагнозы, и анализ медицинских изображений, когда данные КТ, магнитно-резонансной томографии (МРТ), ЭКГ или эндоскопии помогают врачам ставить диагноз или обращают внимание на те моменты, которые нужно внимательно посмотреть. 

Также речь идет о наборе интеллектуальных сервисов — они не являются медицинскими изделиями, но активно используются и действительно помогают в повседневной жизни, а также повышают эффективность работы врачей и сокращают трудозатраты. 

Это голосовые помощники, которые используются в кол-центрах и заменяют операторов для записи к врачу или вызове врача на дом, видеоаналитика, применяющаяся в реанимациях: видеокамера анализирует поток данных по пациенту, который находится на соответствующей койке. К примеру, если лежачий пациент пытается встать, на пост операционной сестры поступает сигнал. Это и голосовой ввод, который сейчас также активно внедряется в медицинских организациях, например, врач, проводя УЗИ, наговаривает в микрофон то, что он видит, и текст автоматически сохраняется в электронной карте и заключении по итогам исследования.

— Сейчас искусственный интеллект является помощником врача. Эта технология когда-нибудь сможет взять на себя его функции?

— Это немного философский вопрос. Мы считаем, что здесь, во-первых, возникает этический аспект. Во-вторых, искусство врачевания состоит в том, чтобы анализировать большой объем информации, а потом, руководствуясь своим практическим опытом и ответственностью, принять клиническое решение.

Поэтому мы считаем, что искусственный интеллект, безусловно, и должен помогать врачам уже сегодня. Потому что врач, который является самым ценным ресурсом системы здравоохранения, должен тратить минимум времени на административные и технические вещи, напрямую не связанные с его основной деятельностью. Он должен больше времени посвящать взаимодействию с пациентом, принятию решений, которые позволят своевременно поставить диагноз, выявить болезнь и назначить эффективное лечение. Но заменить врача полностью искусственный интеллект не сможет.

— Сейчас цель — сделать помощника врача более квалифицированным?

— Любой человек устает. И если в течение дня, например, искусственный интеллект будет обращать внимание врача-диагноста на подозрительные участки, требующие повышенного внимания, то мы защитим врача от ошибок, которые он мог бы совершить ввиду человеческого фактора. Поэтому искусственный интеллект — исключительно его помощник.


Замглавы Минздрава РФ: искусственный интеллект — исключительно помощник врача

21.03.2023